Дед директора пришел на юбилей нашей фирмы

Рассказать друзьям

Дед директора пришел на юбилей нашей фирмы…

– Гляди, как дед Семен зажигает, – восхищался мой сосед, постукивая вилкой по тарелке в такт музыке.

Посредине банкетного зала плешивый старичок в твидовом пиджачке лихо отплясывал «камаринского».

Наш молодой коллектив справлял юбилей фирмы

Ну, не так чтобы юбилей, юбилей. Однако, круглая цифра – 10 лет. Пропустить такую дату наше руководство просто не имело права.

Кафе. Вечер пятницы. Столы ломятся от яств. Сотрудники фирмы и приглашенные гости в нетерпении теребят салфетки и активно выделяют желудочный сок. Во главе восседает руководство – генеральный, его заместитель и главбух. Все ждут команду к началу праздника.

– Дорогие друзья, – начал было в микрофон бодрым голосом приглашенный ведущий, – в этот знаменательный для всех нас…

– Погоди-ка, сынок, – перебил его, взобравшийся на сцену старик, – дай-ка я скажу. Меня зовут Семен Аркадьевич, и, как дед этого раздолбая, – он указал на генерального, – я буду говорить первым.

И он начал свою получасовую речь.

Я понял, что ведущий может ехать домой

Присутствующим, уважая возраст Семена Аркадьевича, пришлось выслушать подробный рассказ о детстве и юности нашего генерального. О том, какой вклад дед внес в воспитание внука, а, следовательно, в рождение и развитие нашей фирмы.

– Дедушка, хватит уже, – умоляюще просит его генеральный.

– Сиди, обормот, пусть люди знают, кто воспитал их директора.

Когда дед Семен закончил, гости облегченно вздохнули и наконец-то приступили к еде и напиткам.

Но представление лишь начиналось

– Ну-ка, дочка, уступи мне место, – безапелляционно заявил старик главбуху, – я должен сидеть рядом с внуком.

Устроившись во главе стола, Семен Аркадьевич достал свою застиранную котомку, из которой на свет появился вязаный слон – символ силы и интеллекта, с привязанной к нему шоколадкой.

– Вот, внучок, бабка подарок передала. Тебе и твоей фирме. А это еще от меня вдогонку, на развитие. – Дед подмигнул и положил на стол новенькую оранжевую купюру.

Народ дружно зааплодировал старику.

За салатами последовало «горячее»

– Собери-ка ты мне, хозяюшка, закуски с собой, – попросил дед официантку, похлопывая ее чуть ниже спины.- Я старухе отнесу. И вот это еще заверни, и это. И сделай это сейчас, а то знаю я вас.

– Дедушка, после банкета тебе все упакуют и принесут, – пытался отговорить его генеральный.

– Нет, пусть сейчас. И поставят рядышком, чтобы я видел.

Через десять минут на столе возле Семена Аркадьевича выросла пирамида из пластиковых контейнеров с остатками холодных закусок, в таком количестве, что можно было накормить не одну бабку, а целый взвод.

Дед одобрительно поглядывал на это «богатство» и продолжал чудить

– Из-за острова, на стрежень, – затянул он, опрокинув очередную стопку, – да, на простор речной волны… Что не подпеваете? Или слов не знаете? – спрашивал старик у оторопевших гостей.

– Не хотите петь, пошли плясать, – продолжал исполнять обязанности ведущего Семен Аркадьевич. И выйдя из-за стола, прошелся ладонями по груди и коленям.

– Гляди, как дед Семен зажигает, – восхищался мой сосед, сидящий справа, постукивая вилкой по тарелке в такт музыке.

Когда вечер подошел к концу, было коллективное фото. И тут дед нашего директора не остался в стороне, он занял центральное место в композиции, панибратски обняв двух молодых сотрудниц из отдела маркетинга.

Так он и был запечатлен на коллективном фото нашей фирмы и в памяти сотрудников.

Праздник удался

Вот только генеральный директор чувствовал себя «не в своей тарелке». Мне было искренне жаль его.

История не выдумана и рассказана Александром К.

Размышляя над услышанным, я понимаю, что пожилые люди уже не станут другими. Перевоспитать их невозможно. Как и невозможно объяснить, где они допускают ошибки в построении коммуникации. Думаю, что они в большинстве случаев даже не отдают себе отчета в том, что делают.

Трудно оценить такое поведение. То ли это старческий эгоизм, то ли мы чего-то не понимаем?

А вы как думаете?

Рассказать друзьям