Свекровь очень хотела жить вместе с нами…

Рассказать друзьям

Свекровь очень хотела жить вместе с нами… Я согласилась… Теперь жалею…Рассказываю, во что она превратила нашу квартиру…

С жилищным вопросом мне повезло

До нашей свадьбы мой будущий муж Егор скрывал, что он богатый жених. Не то, чтобы олигарх, но с собственной жилплощадью., что в наше время не так уж и мало.

В их семье росли два сына – Егор и старший брат – Валера. Родители от завода получили трехкомнатную квартиру. Когда отец ушел к другой женщине, то оставил все детям и бывшей жене. Поэтому квартиру приватизировали на троих.

Еще остался неплохой домик в деревне от бабушки. Предприимчивая моя будущая свекровь провела успешные сделки купли продажи всей имеющейся недвижимости, добавила немного сбережений, взяла небольшой кредит. В итоге этих манипуляций все трое – сыновья и мать – получили по двухкомнатной квартире.

Об этой недвижимости моего мужа я узнала прямо на свадьбе

Даже немного обиделась, что он это скрыл. Но потом рассудила, что лучше уж квартира в тайне, чем без тайн и без квартиры.

А все дело в том, что его мама, Зоя Петровна, очень боялась, что ее сыночка женит на себе какая-нибудь вертихвостка ради жилплощади. Поэтому настояла, чтобы я не знала о том, в чьей квартире живу уже полгода. И только во время бракосочетания, очевидно поверив в мои честные и бескорыстные намерения, раскрыла данный секрет.

Так я узнала, что мы с мужем живем не в съемном жилье, а в собственном.

Через год у нас в семье появилась дочка

Двух комнат пока хватало, но мы с Егором понимали, что со временем придется расширяться. Стали подумывать об ипотеке.

Тем временем со свекровью мне удалось как-то наладить отношения и даже подружиться. Мои родители далеко. А Зоя Петровна сразу включилась в процесс, когда родилась внучка Виктория. И, нужно сказать, не особо и советы давала. А если и подсказывала что-то по уходу за малышкой, то довольно тактично. Я тоже сильно не злоупотребляла ее вниманием. Вот так мы и растили Вику сообща.

Как-то в очередной ее приход, когда мы уложили дочку спать, разговорились о планах.

– Вика растет, – проговорила я, не торопясь отхлебывая из чашки кофе, – места становится мало. Вот подумываем мы с Егором расширяться. Будем ипотеку брать.

– Это ж такая кабала! – всплеснула Зоя Петровна руками. – Зачем вам банкам платить? Я уже не молодею. Ты мне, Танюша, как дочка стала. Давайте две наших квартиры продадим, да одну большую, хорошую, купим. Добавить, наверное, придется. Но это, все-равно, меньше, чем, если вы сами будете покупать.

Идея мне не очень понравилась

Точнее, совсем не понравилась. Но как тут резко ответишь, когда на самом деле свекровь практически каждый день к нам приходит? Я на работу планирую выходить. Так совсем проблем не будет. А с другой стороны, жить без мам всегда как-то проще.

А Зоя Петровна стала каждый раз заводить этот разговор. И Егору почти каждый день названивает. Все преимущества такого решения рассказывает. Развила бурную деятельность. Варианты нам возможных новых квартир показывает.

Сопротивлялись мы с мужем, сопротивлялись, да сдались

«Ну что тут такого? – рассуждала я. – На работу мне скоро выходить ? – Выходить. Ребенка в этом случае будет с кем оставить? – Будет.»

Два годика Вики мы отмечали в новой четырехкомнатной квартире. При выборе квартиры свекровь особенно не привередничала, только поставила одно условие – одна комната должна быть записана за ней. Именно не доля, а – комната.

Опять мы не стали с ней спорить

Понимали, что пожилая женщина хочет иметь какие-то гарантии. В итоге на свою комнату она получила отдельный документ.

Заехав в одну квартиру с мамой мужа, мы не стали одной семьей. Зоя Петровна повела себя так, будто мы живем все в коммуналке. Поставила второй холодильник. В кухонном гарнитуре заняла себе отдельные ящики (хорошо хоть свои старые не притащила). И, как сварливая соседка, всегда начинала с нами ругаться, когда мы после 10-и вечера чуть громче включали телевизор.

Раньше, когда жили отдельно, она просто приходила к нам поводиться с внучкой или просто помочь, и уходила. И сейчас в ее графике ничего не изменилось. Она выходила из своей комнаты к нам «в гости» также по расписанию. Вне графика, если не попрошу, ребенок мог хоть закричаться – помощи не дождешься.

И в итоге получилось, что мы и не одна семья, и не соседи. Вообще – не понятно кто.

Еще два года прожили в таком режиме

Я даже привыкать начала. Где-то смирилась, на что-то перестала обращать внимание.

И вот – новый сюрприз.

Я уже говорила, что у Егора есть старший брат Валера. Он раньше Егора женился, и давно из своей двушки переехал с семьей в коттедж в пригороде.

– Знаешь, Таня, не понравилось мне с вами жить, – сказала мне на днях свекровь. – Решила я к Валере переехать. Там у них – свежий воздух, травка, тишина.

Я пожала плечами:

– Конечно, переезжайте, если договорились с ним, – попробовала я произнести все это спокойно, делая вид, что мне «все равно».

– Но видишь ли, в чем дело, – продолжила она, – у меня тут остается моя комната. Не могу же я к сыну ехать, как «бедная родственница». А раз уезжаю, то эту комнату планирую сдать. Уже и жильцов приличных присмотрела…

Совсем не понимаю, что делать в этой ситуации

По закону свекровь права – у нее есть своя комната. А по морали? Окончательно сделать из нашей квартиры, за которую мы еще не весь кредит выплатили, коммуналку? Чтобы моими ванной и туалетом пользовались чужие люди?

Можно, конечно, самим ей платить эту сумму за комнату. Так, боюсь, не потянуть нам финансово это.

Поехала пока Зоя Петровна погостить к старшему сыну на неделю. Так сказать, «пробный шар». Выжидаю. Может, ей там не понравится и она передумает?

Своей историей “квартирного вопроса” поделилась Татьяна С.

А что вы думаете? Расскажите свой опыт, или опыт знакомых.

***************

А как квартира родителей стала “яблоком раздора” между родными сестрами, можно прочитать тут>>>

Рассказать друзьям
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ