• Пн. Янв 30th, 2023

Мои зимние детские воспоминания…

Рассказать друзьям

Мои зимние детские воспоминания.

У меня очень много ярких детских воспоминаний

Мать всегда удивлялась – я не должна этого помнить, а я помню.

Я помню, что мне год, зима, сугробы много выше меня ростом, а папа ведёт меня за шарф, потому что ходить в валенках и неподъёмной цигейковой шубе я ещё не умею.

В цигейке, по-моему, вообще можно было принимать только два положения – стоять, как поставили, или лежать, как упала. Или как положили – ну, это уже на санки.

У меня так и не получилось складываться вдвое в этом цигейковом чудовище, чтобы ехать сидя, я лежала, запрокинув голову в чёрное зимнее небо (а в чёрное, потому что раннее утро и поздний вечер, и мы скрипим санками в сторону детского сада) и в рот мне падал снег.

А ещё интересно свесить голову совсем назад, за спинку, чтоб люди наоборот, и собаки наоборот, и дома прямо из неба вверх ногами.

«Не крутись!» – это значит, что сегодня в извозчиках мать

Не крутись, не ешь снег, подбери варежки, что у тебя вечно всё не как у людей.

Конечно, мамуля, конечно-конечно, но ведь у меня ещё будет прогулка днём сотоварищи, ага?

И уж там я наемся снегу до зелёных соплей! И качели железные оближу, хотя знаю прекрасно, что прилипну, и располосую губу, и наглотаюсь кровавой меди. Обязательно промочу варежки, и потеряю галошу с валенка, и… только об этом ты узнаешь только вечером, милая моя мама, и всё веселье пройдёт мимо тебя, а что будет потом – неважно.

Важен момент, мам…

Ты просто забыла, как восхитительна сосулька, отломанная с перекрестий детсадовской веранды. Как умопомрачителен её вкус – талая вода, немножко дерева, немножко краски.

А ещё я побью Вовку Морозова лопаткой, а он побьет меня, и после обеда вместо сна нас разведут по разным углам, и будет нам счастье.

Папа возит по-другому

Папа рассказывает про стройку и про то, что скоро мы тоже обязательно уедем в новый дом. Он показывает ковш Большой Медведицы и Кассиопею.

Папа ничуть не против того, чтобы я ехала, свесив голову хоть под самые полозья. Папа знает, что я ненавижу свою синюю шапку – она из крашеной собачьей шерсти, а собак я люблю.

Ему можно показать боевое ранение на губе от всё тех же качелей, и он не скажет «бестолочь», как непременно сказала бы мама. Он скажет – ну что ж ты так, дочь моя замечательная.

И просто потому, что я такая замечательная дочь, я готова попробовать на вкус все качели в округе.

Брат возит быстро

Ему не до меня, он подросток.

Люди и витрины мелькают с бешеной скоростью, я кручу головой во все стороны, как китайский болванчик – увидеть, запомнить, рассказать бабушке.

Санки заносит на поворотах – братец торопится в школу.

Он так торопится, что я даже не успеваю рассмотреть, как работает чудесный горшочек в витрине пельменной – там клубится пар. Я понятия не имею, каким волшебством это делается и всегда долго провожаю пельменную взглядом – завораживает.

Когда воспоминания о детстве обступают меня плотным кольцом, можно даже в календарь не заглядывать

Новый год близко, чудес хочется…

Только жалко, что ни маму, ни папу Дед Мороз нам с братом принести обратно не сможет…

*Источник

Еще по теме:

«Деревянный самокат – мечта каждого советского мальчишки»

«Как мы с дедом лимонад пили»

Рассказать друзьям
Простые истории
Копировать могут только авторизованные пользователи. Ссылка на сайт - обязательна!